С новым вдохом! История о том, как в Окружном центре торакальной хирургии спасают жизни, делая дыхание тяжелых больных - легким

Высокотехнологичная медицинская помощь

27 Июля 2017

«Вообще, торакальная медицина занимается грудной клеткой», - объясняет пресс-секретарь Сургутской травмбольницы Ирина Цхададзе. Вооруженные этим бесценным знанием, мы идем по нескончаемым коридорам учреждения на встречу с Владимиром Корженевским - руководителем Окружного центра торакальной хирургии, недавно сформированного в рамках Травмбольницы. Нас просят быть лаконичными - рабочий график у доктора очень плотный. Однако, несмотря на постоянную загруженность и сложную профессию хирурга, Владимир Карлович представляет собой человека жизнерадостного, крепкого и в высшей степени обаятельного.

 Зачем Сургуту центр торакальной хирургии?

Первым делом руководитель центра отмечает, что врачи Травмбольницы и раньше оказывали помощь пациентам с травмами торакального профиля — переломами ребер, грудины, тяжелыми повреждениями легких. Сургутские специалисты имеют солидный опыт в сфере хирургии грудной клетки, но для большей продуктивности было решено организовать Окружной торакальный центр.

«Мы начали брать плановых больных нашего профиля, — рассказывает Владимир Корженевский. - Это воспалительные заболевания легких, кисты, доброкачественные образования, паразитарные болезни, аномалии и пороки развития грудной клетки». Буквально три года назад здесь стали оперировать пациентов с врожденной аномалией - воронкообразной грудной клеткой. Врачи помогли уже шести десяткам детей. «Это приличное количество, поверьте! - делится Владимир Карлович. - Раньше с подобным отправляли в крупные центры».

Сургутяне даже не подозревают, как им повезло, уверен Корженевский. «Такое сконцентрированное количество специалистов, как у нас в Травмцентре, редко где встретишь», — говорит он.

Эпопея с трахеей

Для создания центра торакальной хирургии есть еще одна весомая причина - огромное количество тяжелых больных, нуждающихся в лечении стеноза трахеи.

Не пугайтесь терминов, сейчас мы все объясним.

Благодаря новым медицинским технологиям больных вытаскивают буквально с того света. Часто во время реанимации проводится трахеостомия - операция по созданию в горле пациента отверстия, позволяющего ему дышать. Из-за долгого пребывания трубки в дыхательном горле у больного развивается рубцовая стриктура трахеи - стеноз.

«Пациенты не могут сделать полноценный вдох, а вы во время исследования видите, что у них просвет в трахее 2-3 мм, когда в норме он должен быть 2 см. Вообразите, как они дышат», — описывает Владимир Корженевский. Реанимационные действия - не единственная причина стеноза трахеи, но она крайне распространена.

Без ножа режут

Оборудование в центре самое передовое. По словам Владимира Карловича, во многом это заслуга прогрессивного главврача Сургутской травмбольницы Дмитрия Гарайса. Например, эндовидеооборудование позволяет выполнять операции с минимумом разрезов. «На экране все видно, 18-кратное увеличение. Это позволяет выполнять манипуляции инвазивно, на расстоянии. Представьте, какие технологии!» — восхищается Владимир Корженевский.

Для подробного ознакомления с этими самыми технологиями нас приглашают в эндоскопическое отделение.

Дмитрий Игоревич, а вы сейчас куда? - Владимир Карлович останавливает в коридоре молодого симпатичного коллегу.

— В операционную. На грыжу.

— Я сам схожу! Иди и покажи бронхологическое оборудование.

Дмитрий Игоревич - врач-хирург Окружного торакального центра. Фамилия его - Горлов - согласитесь, здорово сочетается с родом деятельности.

 «Мы сейчас оснащены лучше, чем 10-15 лет назад. Все стремятся к тому, чтобы оперативные вмешательства производились либо через естественные пути, либо через мини-доступы, дабы уменьшить травму и операционный риск, а также сократить дни пребывания в стационаре», — делится Дмитрий Игоревич.

Полостные операции, по словам Дмитрия Горлова, здесь явление редкое, поскольку это всегда высокий риск.

«Для пациентов округа наш центр имеет огромное значение, - подытоживает врач. - Им не придется ездить куда-то далеко, ждать в очередях. Это прямая доступность медпомощи».

Вдобавок к имеющемуся арсеналу для отделения заказали новое оборудование. Вместо метода аргонно-плазменной коагуляции для разрушения стенозов здесь будет использоваться светодиодный лазер

 «Из низов поднимают человека!»

- Здравствуйте!

Мы находимся в палате у одного из подопечных Окружного центра торакальной хирургии. Мужчина среднего возраста. В тельняшке. С пронзительными голубыми глазами. Знакомьтесь, Сергей Александрович Хоменко. Так сложилось, что в торакальный центр он попал прямиком из инсультного центра Травмбольницы.

 «Я был в тяжелом состоянии. Дышать было почти невозможно, - вспоминает Сергей Хоменко. - Меня отвезли сюда… Здесь доктор показал по телевизору, как, что и почем. Там такой прибор с фонариком на конце, который через рот и через нос вводится. И мне говорят, мол, смотри, как ты дышишь: еще чуть-чуть осталось - и все зарастет. И тогда раз - и все! Дышать будет нечем. Спрашивают: будем ли, оперировать, а я говорю, что да».

«Он перенес уже четыре операции! - вступает в разговор мама больного Валентина Ивановна — председатель пенсионеров ООО «Лукойл-Западная Сибирь» из Когалыма. - В коме был полтора месяца, полтора…»

«Спасибо большое докторам, они профессионалы своего дела», - говорит Сергей Александрович. Его глаза лазурного цвета начинают слезиться, а голос - дрожать.

Мы стоим и слушаем, не в силах вымолвить ни слова. Между тем Валентина Ивановна продолжает рассказ: «Сережа верно говорит. Они профессионалы высокого уровня. Из низов поднимают человека! Он был парализован полностью. Не ходил, не сидел -  безнадежный был. Сейчас сидит, кушает, потихоньку ходит, нога работает».

«До операции даже разговаривать не мог, дышать очень сложно было», - добавляет Сергей Александрович, окончательно расплакавшись. - Все относились ко мне хорошо: и медсестры, и доктора. И родственники…  В пояс всем кланяюсь. Спасибо большое…»

Сейчас он постепенно идет на поправку. «Отсюда мы еще в реабилитацию. У нас прекрасный массажист Дима. Сережа еще пойдет своими ногами! - уверяет Валентина Ивановна. - А когда его доставляли вертолетом из Когалыма, здесь его прооперировал Олег Алексеевич Колесник. Низкий ему поклон!»

 Мама больного смотрит на нас и неожиданно изрекает: «Как вы думаете, почему он плачет? Да потому что из небытия вышел в живые люди…»

 Если и есть у Сергея Хоменко ангел-хранитель, то вот он, перед нами, зиждется в теле этой светловолосой женщины. Безмерная доброта Валентины Ивановны уже подарила ей соответствующее прозвище на территории центра - санитарки и медсестры зовут ее Матерью Терезой. Женщина не только ухаживает за собственным сыном, но и, находясь в инсультном центре, меняла пеленки и выносила судна за другими больными. «Это жизненное кредо: чем больше отдашь людям тепла, тем больше его вернется к тебе», - без тени гордости говорит Валентина Ивановна. «Врач -  самая гуманная профессия на Земле, - замечает она. - Все профессии хороши, но именно эта дает человеку надежду на жизнь, на кусочек счастья. Спасибо врачам, медсестрам, санитаркам, которые помогают человеку обрести себя, свое лицо и быть полноценным членом общества!»

Валентина Хоменко дает нам напутствие, мы обнимаемся на прощание и направляемся к лифту. Там стоит мужчина, случайно услышавший, как наша собеседница эмоционально хвалит врачей и Владимира Корженевского в том числе.

 «Я вам подтверждаю, я здесь уже третий раз, - вдруг произносит пациент в лифте, поглядывая на нас с любопытством. - Это просто волшебники! Я без всякой лести говорю. Я даже шутил, мол, может, не будем в третий раз грудь резать? Давайте молнию туда вошьем! Мужчина поднимает футболку и показывает шов между ребрами. 

Мы улыбаемся его шутке. Он резюмирует: «Весело вам! Юмор есть. Без него никак - значит, жить будете».

Значит будем.


Источник: Информационный портал siapress.ru

 

 

z